Главный редакторРедколлегияКонтактыДневник главного редактораХроникаСвежий номерАнтологияНаши интервьюСерия "Библиотека журнала "Футурум АРТ"СпонсорыАвангардные событияАрьергардные событияАрхивО нас пишутМультимедиа-галереяБиблиотека журналаКниги, присланные в редакциюМагазинЛауреаты "Футурума"Гостевая книгаАвангардные сайтыПодписка и распространениеСтраница памяти

 
2013-11-18
 

 
Дядя Стёпа российской литературы


Получил от Евгения Степанова в подарок трехтомник "Жанры и строфы современной русской поэзии". Огромная работа во славу многих авторов, не все из которых и спасибо скажут, к сожалению.
С автором трехтомника давно дружу и очень многим ему обязан — львиная доля моих публикаций в ЖЗ опубликовано Степановым. Но поймите меня правильно, пишу я от чистого сердца, а не ради подхалимажа, не ради очередной публикации. Да и статус у меня уже не тот, чтобы писать ради чего-то.
Я бы оценил деятельность Евгения перефразировкой известной строфы Сергея Михалкова, чтобы звучало бы так:

По фамилии Степанов
По энергии — вулкан,
Из журнальных великанов
Самый главный великан.

Евгений мне представляется бурлаком — так в моем воображении видится работа редакторов толстых журналов. Но если большинство главных редакторов тянут баржу со своими постоянными клиентами, то на баржу Степанова может залезть любой — главный пропуск в издания Степанова — талант. Скольким литераторам дали путевки в жизнь журналы Евгения, сколько оперилось — не сосчитать.
Отдельно хотело отметить черту характера Евгения — литературное мужество. Он опубликовал во время израильско-палестинского конфликта одиннадцать израильских поэтов в переводах русскоязычных израильтян. Он первый опубликовал цикл пародий на всю редколлегию журнала "Дети Ра". По его стопам пошла редколлегия журнала "Идель".
А журналы Степанова занимают большую часть его жизни, если не всю. Эти многофункциональные печатные издания отнимают и деньги, и время, и частенько вместо благодарности издателю звучит хула. Наверное, частенько у него опускаются руки, но он живет на свете ради многих ему совсем неизвестных авторов, которых выпускает в полет со страниц своих журналов, в этом Степанов видит смысл своей жизни, да не убоюсь сказать более величаво — предназначение. Третьяков русской литературы. Я полагаю — эти слова в адрес Степанова произнесут через век, но пускай он их услышит сегодня. Все поэты немного пророки, так что и мне видится будущее таким образом.
И этот трехтомник я рассматриваю как некую веху в жизни Степанова, как подведение некоего итога, в котором он собрал множество поэтов в единой монолит под названием "Русская поэзия". Огромный пласт современной поэзии.
К сожалению, мы не научились ценить труд людей, поднимающих нас ввысь. Не научились говорить "спасибо" при жизни — только вслед. Так что спасибо тебе, Евгений, от меня лично и от всех, кто еще не успел это сделать.

Евгений МИНИН