РедакцияРедколлегияКонтактыДневник главного редактораХроникаСвежий номерАнтологияНаши интервьюСерия "Библиотека журнала "Футурум АРТ"СпонсорыАвангардные событияАрьергардные событияАрхивО нас пишутМультимедиа-галереяБиблиотека журналаКниги, присланные в редакциюМагазинЛауреаты "Футурума"Гостевая книгаАвангардные сайтыПодписка и распространениеСтраница памяти

 

Новости авангардных событий культурной жизни

 

 

Август 2022 г.

  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Обзор журнала «Литкультпривет!», № 8, 2022


Крепкая соль стоической интонации:

Я понемножку ухожу,
Мы все уходим понемножку.
Присядем, что ли на дорожку,
Я на закат свой погляжу.
Таких нигде не увидать,
Нигде таким не наглядеться.
Пойти теплей что ли одеться,
Под вечер стало холодать.

Мудрость, обретенная годами жизни, пропущена через краткие – как правило – стихи Сергея Прохорова: энергетически-сильные, мускульно-объемные.
Да, все уходим, но оставить поэтический отчет о пребывании здесь, на земле, в недрах вращения юлы юдоли, дорогого стоит.
А еще в поэзии Прохорова есть обаятельный юмор. Юмор и метафизика интересно сплетаются нитями общего орнамента в поэзии этого автора:

Спину выгнул и тут же вогнул:
Вот, беспечность!
И в девятый десяток шагнул,
Словно в вечность.

Август – месяц зрелости, и августовский номер «Литкультпривета!» доказывает это, в том числе поэтическим отбором-подбором.
…Мудрая легкость, с которой подает материал жизни постоянный автор журнала Евгений Степанов, завораживает, особенно учитывая тяжесть и сложность темы стихотворения:

Мама, Жорик, Витька, дед
Прожили немного лет.
Почему – не дам ответа.
Но у Бога мертвых нет,
Но у Бога мертвых нет –
Я отныне знаю это.

Знание, открытое поэту, переливается солнцем таинственности: как сие знание получить в ощущениях тут, в трехмерном мире, когда физическая смерть, очевидно, перемещает в иные измерения?
Стих Степанова раскроется мистическим цветком, выпускающим немало света в наш земной мир, полный трагедий и скорби.
Картина жизни, данная через изменения сознания, вырисовывается впечатляюще, и мощная сила небольшого (по размерам)  стихотворения непроизвольно заставляет сопоставлять собственный опыт с предложенным поэтом:

Текут бесконечные бражные реки.
Наверное, нет полноводнее рек.
Когда алкоголь говорит в человеке,
То это не сам говорит человек.
Когда говорит в человеке досада
И гнев проникает в рассудок, как спам,
Я твердо уверен, что лучше не надо
Внимать раздраженным, сердитым словам.
Молчание лучше любой перебранки.
Парировать стоит ли галиматью?
…Я тоже когда-то ругался по пьянке,
Но лет двадцать пять, слава Богу, не пью.

Евгений Степанов в равной мере сильно работает и в мирах регулярного стиха, и в пространствах верлибра.
Последний тяготеет у поэта к афоризму; и как хорошо прочитать – словно вдохнуть:

после молитвы
дышать легче
как после дождя

Прекрасной россыпью мудрости, веселости, афористичности, муаровой грусти, палевой печали проявятся четверостишия Николая Ерёмина:

День болезненно входит в меня…
Вновь я болен заботами дня…
И вздыхает подружка-душа:
– Ах, как ночка была хороша!

Тонкая точность ювелирным вектором рассекает сознание…
Много – о душе, то есть о сущности, сердцевине бытия:

Не унывай, душа моя, не надо!
Иная нас ждала с тобой награда…
И, может, ждет, унынью вопреки…
А мы с тобой – в печали… Чудаки!

И – много световых лучений исходит от поэзии Николая Ерёмина.

…Интересно сплетается научное и ироническое в поэзии Петра Свистунова, точно соприкасаются разные миры, плотно входя в пазы друг другу:

Пусть жизнь раздает нам пендели,
Пусть мир сотрясет до основ…
Мы все по законам Менделя
Дети своих отцов.
Желая быть волей крепким
В эпоху крутых перемен,
Я верю – от славных предков
Мне нужный достался ген.

Таковы различные огни «Литкультпривета!»; и наличие их в оном мире если и не настраивает на оптимистический лад (ибо мир, как показывает жизнь, не изменишь поэзией), то дает временную отраду.

Александр БАЛТИН