РедакцияРедколлегияКонтактыДневник главного редактораХроникаСвежий номерАнтологияНаши интервьюСерия "Библиотека журнала "Футурум АРТ"СпонсорыАвангардные событияАрьергардные событияАрхивО нас пишутМультимедиа-галереяБиблиотека журналаКниги, присланные в редакциюМагазинЛауреаты "Футурума"Гостевая книгаАвангардные сайтыПодписка и распространениеСтраница памяти

 

Новости авангардных событий культурной жизни

 

 

Ноябрь 2023 г.

  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Обзор альманаха «Другие», № 1, 2023


Другие — сложное понятие…
Учитывая, что человечество единый организм, и умножая это знание на то, что люди так не чувствуют, получаем других… повсеместно…
Однако альманах «Другие» (главный редактор Евгений Степанов) — о возможном варианте творчестве, о другом взгляде на мир, слишком отличном от эгоистически-прагматического, распространенного ныне.
Визуальная поэзия Инессы Ильиной (Фёдоровой) празднична, акварельна, предельно открыта миру, и, неся в себе семена великолепной детскости, так и дышит жизнерадостным светом.
«Фамилии, имена, псевдонимы» — поэма Евгения Степанова… плотно, своеобразно, весомо составленная из перечисления имен, данных в столбик, организованный так, что разной степени известности имена словно направляют в пространство своеобразные сгустки света (или тьмы):

Иван Грозный
Скуратов
Курбский

Протопоп Аввакум
Морозова
Урусова

Петр Первый
Меньшиков
Демидов

Игра… но притом — экзистенциальная, совершаемая и совершенная совершенно всерьез.

Усложненной густотою прольются в действительность своеобычные ритмы Виктории Мамоновой:

Темпоральные режимы подчиняют данность присутствия своим ритмам.
Чтобы стабилизовать настоящее,
я закавычиваю его во "временное":
мышиная суета — иммунитет от рисков, в перспективе – сужение смыслов.
Через много сказов —
мысль, не облаченная в ризу сходств и различий, обречена стать синицей
в силках речи или несколькими граммами свинца
в сантиметре от виска.

Онтологическое превращается и в терминологическое, и в — исступленную попытку разобраться в тайнах… своих, речи, себя в речи: всего-всего.
Краткая проза Алексея Розенберга звучит поэтически, перебирая цвета мира, как цветы языка, обволакивая смыслами, как тонкой сетью, сплетенной из ощущений:

Легкая дымка предрассветного тумана лениво стекала с сопки и нехотя ощупывала болото, находящееся в низине. Посреди болота возвышался огромный черный камень, покрытый белоснежным ягелем. На камне сидел ворон в окружении маленьких воронят и на своем вороньем языке рассказывал:
— Очень далеко, так далеко, что вы пока еще и представить себе не можете, на юге, среди бескрайних полей можно найти древнего двуногого старика, который под легкий перезвон бубенцов ведет неспешные беседы со своим старым козлом.
— Этот старик, в отличие от других двуногих, не носит никаких шкур, кроме густых белых волос на лице, называемых бородою. И зовут старика – Афанасий, а козла его – Тихоном.
— И когда, дети мои, вы вырастете и достаточно окрепнете для длительных перелетов, мы полетим с вами к старику Афанасию и его козлу Тихону, и вы увидите, сколь много прекрасного можно почерпнуть в неспешных беседах под легкий перезвон бубенцов и поймете, почему нас почитают мудрой птицею и откуда эта мудрость берется…

Наталья Морсова выстраивает своеобразно-детективное исследование рода Льва Толстого, и, погружая в повествование о забытой дочери классика, держит в напряжении читательское внимание до финала эссе.

Тонко трактующие поэзию Евгения Степанова эссе Марианны Марговской; и акварельно-изящная рецензия Ольги Ефимовой на книгу Ольги Михайловой

Таковы «Другие»: участники альманаха; и сумма их голосов звучит вполне убедительно – для погружения в оный.

Александр БАЛТИН